Krajn (krajn) wrote,
Krajn
krajn

Не мысля гордый свет забавить

 
Если бы я когда-нибудь решился написать настоящую, художественную книгу, то я начал бы ее так:
- Мне - 41 год. Сегодня - 12 сентября. Я стою в коридоре купейного вагона, который едет где-то между Орлом и Курском в составе поезда Москва-Феодосия. В черном окне отражается моя белая майка, но надпись на ней "We will never forget" и американский орел, распростерший крылья над башнями-близнецами в отражении не видны, и 11 сентября было вчера. Именно поэтому, 10 минут назад я стер слово "уже" в предложении "сегодня - 12 сентября 2009 года". Хотя нет, я стер его потому, что оно там не смотрелось, и текст перешел по этой стрелке на другие рельсы.
 
А физический поезд по-прежнему шел между Курском и Орлом и в приоткрытое окно коридора купейного вагона дул ночной воздух. На физического меня. В белой майке, с бутылкой пива в руке и иронической ухмылкой, которой тоже не видно в черном отражении. Возможно, потому, что ее нет на лице.
Мое умение писать... Вот это ощущение текущей сейчас ночи, в поезде, которое я пытаюсь передать словами. Грассирующее "рль" и священный Грааль - пустые слова, в которые можно вложить смысл.
---
У нас нет хлеба. Забыли взять. На станциях хлеб не продают, только тульские пряники. Скоро Курск, через полчаса, но вряд ли и там, в три часа ночи кто-то будет продавать хлеб.
---
Сначала они пели какие-то отстойные песни под гитару.
Ольга варила харчо на нашей кухоньке, на первом этаже, я переключал телевизор в комнате, где мы жили и иногда приходил к Ольге, накатывал рюмку коньяку.
Их кухня была на втором этаже, над нашей, и я никак не мог понять - кто играет на гитаре, чем интересен женский смех, и кто там неожиданно начинает свистеть под музыку, вызывая чувство, близкое к недоумению.
Понимание произошло ночью. Я проснулся по надобности, сходил, а потом, когда сон не пришел, просто лежал и слушал чем живет второй этаж. Было два часа ночи, ракушечник стен служил прекрасным звукоизолятором, и мне приходилось прислушиваться, чтобы разобрать, что они поют. В Коктебеле (в нашем районе) очень тихо, они пели, а я боролся с желанием подняться к ним наверх и подружиться.
Ни одну из мелодий я не узнавал, слышалось "ла-и-ва", "не-зы-ды", бренчание струн и гомон. А потом неизвестный мне музыкант заиграл "Дом восходящего солнца", и неизвестная нам компания завела русскоязычную версию. Затем неизвестный солист начал свистеть в такт мелодии, вызвав чувство, близкое к зубной боли. Стояла тишина, южная ночь (02:30 по Киеву) дышала в открытое окно и когда в такт музыкантам завыли две собаки, охраняющие неподалеку магазин стройматериалов, я подумал: "Полный успех",- и спокойно уснул.
---
Не хуй собачий. В правовом поле.
---
Мы купили кефаль в Феодосии и жарили ее. Пришла хозяйская кошка и хрипло мяукала, грубо просила кушать. Ей дали головы, еще что-то, она ела, потом пришла еще одна кошка, ее тоже кормили.
На следующий день, утром пришла вторая кошка и просила есть. Я дал ей (на мой взгляд) очень лакомый кусочек вчерашней рыбы. Она понюхала и отошла.
Прошло несколько дней, я сидел вечером на веранде и ел раков, запивая их пивом. Раки были мелкие, но свежие и очень вкусные. Раздирая шейку и вынимая из нее кишку, я посчитал, что раки здесь примерно в 2 раза дешевле голыгинских. И тут из-за колонны высунулась кошачья морда и хрипло мяукнула, обращаясь ко мне. Я тут же сделал резкое движение ногой по полу и одновременно выдал звук, похожий на "фф-ф-ш-ш!", который так пугает кошек. Кошка напугалась.
После этого раки закончились, и я перешел на холодную кефаль с пивом.
А мысли шли. Шли своим чередом. И подумалось мне, что вот так же просим мы Бога о пище, и Он кормит нас. А потом мы приходим и просим о "Плимуте", и Он делает движение, и мы в ужасе летим по зарослям.
А наверху играл джаз, и собаки уже не выли, им было по барабану, привыкли.
---
Мужик, сильно замерзший за ночь в поезде, выговаривает жене:
- Чего толку с твоей куртки?
У жены вид:
- Господи, я-то... в чем виновата?!
---
Одеяла есть... Просто их украли... Ваши соплеменники... Вот если дадут зарплату - пойду и куплю... На зарплату.
---
Соседа-джазиста (похожего на Пьера Безухова) сотоварищи-джазисты именовали Антонио. Этот Антонио постоянно бегал в магазин за добором. Какой-то парень на побегушках. Главного у джазистов звали Марио, а третьего (еще главнее) мы так и не узнали как зовут. И бабу его.
Выпимши с женой на своем первом этаже, я предложил называть всю компанию Петруччио. После чего мы с женой долго тряслись от смеха. Затем мы выпили еще немного замечательного коньяка «Коктебель» (на фотографии он в бочках), и я назвал жену Эль-Гунио. После чего мы очень долго тряслись от смеха.
А меня...
Зовите меня просто – Гунио.


А в этом году мы с женой отдыхали в Балаклаве. Хорошо отдыхали, и нехрен об этом писать. От местного вина мне снились шизоидные сны.
И все.

Subscribe

  • Конец интриги

    Моё недоумение по поводу собственного сна разрешилось через несколько дней. Опять, в совсем неподходящий момент пришло осознание того, что сон в…

  • Интрига

    Не знаю, какой резонанс будет иметь этот пост, но сам факт, описанный в нём, как по мне - так очень интересный. Попрошу пустых каментов не писать.…

  • 2.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • Конец интриги

    Моё недоумение по поводу собственного сна разрешилось через несколько дней. Опять, в совсем неподходящий момент пришло осознание того, что сон в…

  • Интрига

    Не знаю, какой резонанс будет иметь этот пост, но сам факт, описанный в нём, как по мне - так очень интересный. Попрошу пустых каментов не писать.…

  • 2.