Krajn (krajn) wrote,
Krajn
krajn

В широком смысле

 
Тут с Салатау беседовали про профессиональную политику, и он помянул научный коммунизм. И что-то память сразу зацепилась, закрутилась... придется написать, а то ведь весь день в голове будет мастурбировать мешаться.
Звали ее... допустим, Валерия Казимировна. Доктор исторических наук. И что-то там в парткоме. Она пришла преподавать нам научный коммунизм.
У нее был вид человека больного базедовой болезнью, большой вес, глаза навыкате и тяжелая, давящая манера складывать слова в предложения. Понятно, что меня она невзлюбила сразу. За что - не помню. Наверняка, за плохую посещаемость и независимость мышления. Да, еще я умел (Бог дал) в очень коротких предложениях, в трех-четырех словах выразить смысл (или бессмысленность оппонента).
Когда она завела "научный коммунизм в широком смысле" и "научный коммунизм в узком смысле, как метод" меня буквально перекорячило. Наверное, я надсмехался, наверное. Не помню.
Потом мы ушли в Карелию на три недели. Потом, по возвращении, на первом же семинаре она меня подняла и спросила:
- Где Вы были, Крайнов?
Все наши друзья распускали про нас разные слухи. По ним, например, я находился в санатории после перенесенного недавно туберкулеза. По тону вопроса я понял, что стукачи не спали, и тетка все знает.
- Лечился в санатории.
- Да?- ехидно спросила она. - И как же назывался Ваш санаторий?
Глядя ей в глаза и мысленно произнося "дапошлатынаху" я сказал с нажимом:
- "Карельские сосны".
По аудитории пронесся некоторый не смешок, а так... воздух. Веселый воздух.
Полный классовой ненависти сверлящий взгляд я выдержал и сел на свое место.
Потом пришло время сдавать госэкзамен.
На подготовку давалось 13 (тринадцать!) дней. Выучить ту ахинею не было никакой возможности, забомбиться и запомнить систему маразмов можно было бы за два дня, но...
Когда оставалось два дня, мы с Музыкантом набухались и решили поехать к Андрюшке в гости. Наш друг тогда уже был женат и проживал в Одинцово. В электричке добавили... Помню был мороз... Помню, как говорил Музыканту, задрав голову и глядя на качающуюся кирпичную трубу: "Не-е, котельной там не было",- и дышал паром в темную ночь. Андрюшку мы нашли. Мы всегда находим своих друзей.
На экзамен не пошли - не подготовились. Спали, потом проснулись. В общаге. Времени - одиннадцать утра. Настроение плохое. Нужно идти и брать справку в Первой градской, а это - совсем непросто. Черт! Последний экзамен до диплома. Черт-черт-черт!
И тут в комнату залетел Колян. Свежий, свежий ветер, свежий ветер пролетал.
Музыкант сидел на кровати в своих необъятных семейных трусах, почесывался, на лице у него было написано "ядебил". Сгорбившись и пригорюнясь сидел я, дышал парами.
- Чего вы сидите?!- заорал Колян. - Собирайтесь скорее, Николай Николаич договорился: тебе (показывая на Музыканта) - четыре, тебе (небрежный мах на меня) - три.
- А почему мне три?- возмутился я, оживая.
Мы сдали экзамен. Нам поставили оценки, за которые договорился Николай Николаевич Горюнов, тот самый.




---
На самом деле, проблемы научного коммунизма меня не волнуют. Меня волнует та тетка - Валерия Казимировна. Как она, интересно, решала главный вопрос своей жизни?


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments