Krajn (krajn) wrote,
Krajn
krajn

Category:
  • Music:

Морепродукты

Вот напрягает меня хамство.
Причем, я не за себя радею, а за людей, которые столкнувшись с хамом, теряются. Девок молодых жалко бывает, когда ее, симпатичную, мент остановит и документы проверяет. А она из провинции, и что говорить не знает.
Сам-то я хамства не боюсь, не люблю просто. У меня есть брат родной, старший, так он ждет, когда хам зарвется, затем сильно (очень сильно) бьет. Если хам умный, то он эту грань перед ударом чувствует и ссыкается.
Едет как-то брательник на своем жигуле (как он говорит «цвета гусиного говна»), а на дороге какой-то хрен на замечательной тачке изгаляется, ну, знаете, типа «все меня пропустили по-быстрому». Ну, брат тихой сапой залупился – взлетать-то некуда, и дело на мосту было, на сужении. Хам, значит, на встречную, че-то нахамил и еще показывает – вставай, я тебя, мол, щас урою. Брательник резко к обочине моста встал, давай, говорит. Тот задним ходом сдает, фонари белые горят, машину боком, поперек дороги, дверь распахнул, идет, остановился… Брательник говорит: «А ебальник у тебя тоже иномарочный?» И глаза у него черные и пустые…
А надо вам сказать, что брат у меня – человек интересный и весьма талантливый. Он когда пить бросил – пошел в карате, где полный контакт, и лет ему довольно много было. Через некоторое время получил кличку «Зверь» и тренер – фанат и черный пояс – звал его в профессию.
Так вот, тот хрен на хорошей машине предусмотрительно промолчал, взгляд опустил, пошел, сел и уехал.
Сам я человек другой. Я могу человека разрезать пополам. Языком. Он постоит и как в кино развалится на две части. И народ вокруг будет ржать или прыснет, отвернется и – в сторонку, от греха.
Но, при всей притягательности этих прямолинейных силовых методик, мне гораздо больше нравится, как бы это сказать точнее, русская, что ли, школа. Кто читал «Деревню» Бунина, вспомнит - мужик квас на ярмарке покупает: «… не, на копейку не взойду, капитал не позволяет…»
Что я сказать-то хочу – вот вокруг звучит «планктон», «офисный планктон», и так мне это ухо режет! Ну ведь хамство же, в чистом виде. Люди просто работают, и многим эта работа не нравится, и многие тупеют на ней, но – они работают. Они зарабатывают деньги. Сейчас я рискую получить пи-дюлей – даже девки из глянца и турамура – работают. То что Дрочье & Ebano – гавно, вовсе не значит, что работающие в нем – планктон. Девкам зарабатывать надо на наряды. И мальчики молодые с протянутой вперед рукой для дружелюбного пожатия – работают. Ставят систему, стабилизируют ее. Ну, да это вам не понять, и не надо.
Мой профессиональный круг захватывает банковскую и околобанковскую тусовку. И есть там Серега – прикольный и талантливый парень. Но имеет он один недостаток – как нажрется – ко всем обращается «крестьянин».
Понятно, всяко бывает, раз приперлись в одну контору, все в расшибец – Серега охранника спрашивает: «Слышь, крестьянин, где тут у тебя…», - сходили, потерли дела всякие, еще махнули. Потом, уже уходить, Серега опять к тому охраннику: «Крестьянин, слышь…»
А охранник - он такой… коренастый, плотный, вроде даже толстый, роста среднего. Я этот тип по баскетболу знаю – и ненавижу. Потому что не удержишь его, он сильный, как машина, и не устает никогда. И на психологию его не возьмешь – не то что столба какого-нибудь нежного. И даже под кольцом его на грубость не заломаешь, блядь! Он весь в поту, свои шатуны скользкие из-под тебя вывернет и забьет, насилу. Сволочь.
Так вот тот охранник помолчал немного и говорит:
- А чего это я крестьянин. Я две войны прошел…

Люди мы. Все мы люди. И нехрен планктоном обзываться.



Tags: за жизнь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments