Krajn (krajn) wrote,
Krajn
krajn

Categories:

Без темы

 
    Долго колебался - оставить комментарий у Ликушина или вообще промолчать, но тот текст не дает покоя. И решение - здесь, хотя - страшно.
  Я никогда не рассказывал о тех событиях и, возможно, никогда не расскажу. Оттого и страшно, что приоткрываю сейчас, без разрешения. Пуганая ворона - куста боится. А возможно, и нет никакого запрета - кто знает?
    Когда приходит осознание себя таким чистым и непорочным? Когда, в какой момент логика подменяет веру, вырастая из нее силами - кого? И вот ты уже бежишь рядом с Ним, ухватившись за бороду и взмываешь иногда вверх - полет! - Он помогает Мне! Гигантские шаги, выше, еще выше! Только какой-то маленький, в темном уголке, скукожился и говорит, бормочет как в бреду, мычит: "Не сдам, не сдам",- не дает взлететь, тянет. Крохотный уродец, последний комок плотоядного человека в Духе Моем... то ли ребенок какой архео, психический, пациент доктора Юнга... Плевать... Нет, не плевать - забыть и растереть. "...не сдам, не сдам..." Да не сдавай. Взлетаем.
    И вот тут-то вдруг осознаешь, да поздно, что не борода была у тебя в кулаке, а то - что намного ниже бороды, и имя у него другое, и вот они - следы копыт - поскакали в сторону. Голова-ноги, голова-ноги, голова... В ямку - бух!
    Пятачок и воздушный шарик.
    Как бы забыть те ощущения вечера 4 января две тысячи энного года. Пляску святого Витта у телевизора и звериный вой, исторгаемый из глубин того, чему нет названия. И дрожащий комок, как заведенный - не сдам, не сдам... Не надо было вспоминать, не хотел, да текст этот не дает покоя, еще один хочет взлететь, готовится. Может быть, все-таки, можно обменяться опытом - нет?
    Поворачивая голову, возясь в земле, очнувшись, понимаешь, что разбил только нос, да покарябал рожу, дитё малое, неразумное. Но через несколько лет в полной тишине и покое, приходит вдруг видение камня, лежащего на краю той ямки - первое что увидел, очнувшись и - не поверил, что маленький и упрямый ребенок во мне был волен развести его гранитный скол и мой висок на несколько сантиметров. Ценой своей жизни, слишком велико было напряжение спасения. Потому что, Бога - нет. Я убежал так далеко, упрыгал, летая, ускакал... что Он отпустил меня, а этот упрямый без него долго не тянет.
    И падал снег в ночь на седьмое января две тысячи энного года. Я смотрел в небо, судорожно затягивался сигаретой, и снежинки в полной тишине и темноте иногда касались моих глаз. Молитва, которой я пытался хоть как-то заглушить звериную боль, просто исчезала в Рождественской ночи. Именно тогда я осознал, что самостоятельно разрушил свою жизнь, и на вопрос смогу ли я еще раз ее построить, пол раза? немного? - ответа нет. Не с кем говорить. Тебя никто не слушает, Пятачок.
    И прошло четыре тяжелых года. И был месяц июнь, и Олег стоял на берегах Волги и вещал о том, чего не знал. А я знал. Но не знал как сказать ему об этом. Что можно сказать: "Беги отсюда"? Так я говорил ему об этом раньше. Он прислушивался к моему мнению, ценил его, но делал по-своему, готовился к полету.
    Снайпер, который промахнулся.

    - Что-то лоси дорогу не переходят... ушли что ли? - его гигантский и страшный джип шел все глубже в лес по метровому свежевыпавшему снегу.
    - А вот полевка пробежала... недавно... - джип шел как баржа, плавно заводя и выводя свой капот из скрытой под снегом колеи.
    Потом мы попали на кучу бревен, лежащих под снегом, и долго бились в ловушке. И вылезли из нее с ревом, разметая по кругу снег, воняя резиной, осязая нежный запах талой воды и содранной сосновой коры - победители. Потом бобровые плотины, ледяная водочка-закусочка в вытоптанном снегу, групповая фотография. Вот она - передо мной. Господи, а ведь это тоже было Рождество, как же я забыл? Лоси и полевки, бешеный джип, висящий в треугольнике бревен, Рождество... Сплошные, сплошные символы жизни.


    И прошло еще три года, полегче.
    В ноябре этого года я взял в магазине чирик с названием "Пять озер" и сосиску в тесте, рассовал их по карманам. Таксист довез меня до самого угла кладбища, там дорога кончалась.
    Я не нашел могилы Олега, не хватило времени. Мне рассказали как идти, и я был уверен, что найду. Нет. Я обежал все кладбище по снегу, по буеракам, начерпал полные полуботиночки. Снега выпало сантиметров десять, на зеленую траву, на замерзшую землю.
    Пока не положено, так я понял.
    Я пророчить не берусь... но точно знаю, что вернусь.
    И мы выпьем с ним по глотку. Я с этой стороны, он - с той.
---
    А вот теперь - прямым текстом, специально для Друга Достоевского:
    - Не стоит изучать конструкцию нашей жизни слишком истово. Если своими планами на завтра ты можешь рассмешить Бога, то чертежами устройства мира на сегодня (завтра мир будет другим) ты можешь разозлить Его.
    Еще раз, настоятельно: не советую.
    Я пробовал.


Олег Иванович

Subscribe

  • Меня её слёзы убедили

    Здорово белорусы обосрались с Тимановской. Вот, прям, классика развитого социализма 80-х годов. Первое, что хочу сказать по этому поводу,- я рад, что…

  • Конец интриги

    Моё недоумение по поводу собственного сна разрешилось через несколько дней. Опять, в совсем неподходящий момент пришло осознание того, что сон в…

  • Интрига

    Не знаю, какой резонанс будет иметь этот пост, но сам факт, описанный в нём, как по мне - так очень интересный. Попрошу пустых каментов не писать.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments