November 10th, 2011

Ночь, темная ночь.

 
Племянница Танюшка у меня есть в Краснодаре, у нее муж. У мужа дедушка с бабушкой, краснодарцы. Лет 15 назад по дороге с моря заехали к Танюшке ночевать, спонтанно, без адреса, без ни хера. Нашли ее, посидели. Дети у нее остались, а нас определили спать в частный дом к дедушке с бабушкой. Точнее, под навес рядом с сарайчиком. Август, тепло.
В полной темноте, руководствуясь указаниями Танюшки, я снял с вешалки на стенке сарайчика некоторые пальто - укрываться на случай мифического холода. И мы с женой счастливо отрубились. Под утро (было еще темно) ко мне в ноги улеглась здоровенная собака. Она немного поворочалась, уснула и начала громко храпеть. Несколько раз я пытался ее спинать с кровати, но она была очень добрая и очень спокойная. Вязкая в защите. И я сдался, уснул. Она грела мне ноги.
Утром я проснулся от того, что эта собака (у нее еще была грыжа на жопе килограмм в десять весом) громко чавкая кушала арбуз. Засовывала голову в половинку арбуза, приноравливалась, что-то откусывала, высовывала голову наружу и дружелюбно смотрела на меня.
Вообще это была замечательная ночевка.
Но истиной жемчужиной этой цепочки событий оказалась вешалка. Помните - есть крылатое выражение. Когда я начал возвращать пальто на ту вешалку, уже при свете утра, и увидел ЧТО там висит... Плотно слежавшиеся раритеты невероятной красоты и силы: бекеша Котовского, реглан Щорса, папаха Махно, шинель Сукарно (хотя, это из другой оперы). Я еще заглянул под слой одежды Гражданской войны, но рассказать об этом нет никакой моей возможности, не взойду. Талант не позволяет.
Лето, ясное утро и Краснодар...
Collapse )